Ю.Ф. Надеждин "Родительский день. Репортаж из колонии строгого режима"

Родительский день

Репортаж из колонии строгого режима

Первый день открытых дверей прошёл в рыбинской исправительной колонии №2. Его участником стал член комиссии Общественной палаты РФ по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания, член общественного наблюдательного совета при УФСИН по Ярославской области Нур-Эл Хасиев. О том, что увидели там родственники осужденных, как выглядит в действии начавшееся несколько лет назад системное реформирование службы исполнения наказаний – репортаж нашего корреспондента.

Профучилище – медсанчасть – пекарня – столовая (с концертной программой!) – комплексы, банно-прачечный и ещё один, где заключённые приобщаются к вере и культуре, его, наверное, можно назвать храмовым…Всё-таки даже по такому приятному на слух перечню остановок на маршруте нашей экскурсии, озвученному в качестве вводной встречавшим нас на КПП замначальника «двойки», исправительной колонии строгого режима подполковником Андреем Кочкиным, ни у кого из нас не возникало никаких иллюзий по поводу того, где мы находимся. После сдачи на контрольно-пропускном пункте паспортов и мобильников, штатного досмотра с металлоискателем, краткого напутствия принимающей стороны – «держаться всем вместе, мы за вас отвечаем» идёшь и будучи нормальным законопослушным гражданином с комом в горле и морозцем под лопаткой. Дополнить официальную вводную от себя согласилась по нашей просьбе одна из тех, для кого, собственно, и был устроен родительский день, по праву жены осужденного – предприниматель из Ярославля Ольга:

- Тюрьма и есть тюрьма, само лишение свободы, разлука с детьми и близкими, изоляция от общества – уже наказание. Здесь всё сурово, жёсткая дисциплина, за нарушение которой тебя ждёт штрафной изолятор, где небо тебе может показаться вот уж действительно «в клеточку». Как в таких обстоятельствах не сломаться, вернуться в семью, если она у тебя есть – вопрос, что называется, на все времена. Чувствуется, не на шутку задумалась об этом и сама служба исполнения наказаний, где, как мы слышали, идёт перенастройка. Что меняется к лучшему, после многочисленных настоятельных просьб общественности нам теперь и решили показать. Своими впечатлениями, если хотите, могу поделиться в конце дня.

Заручившись таким обещанием, мы и отправились в путь по промзоне ИК-2. Расположена «двойка» в границах бывшего «Волголага», многострадальной земли, политой потом и кровью, покрытой безымянными могилами тысяч и тысяч политзэков, жертв политических репрессий, строителей плотины и шлюзов Рыбинского гидроузла. То наша боль на всю оставшуюся жизнь, бессрочный урок истории о том, как может ломать человеческую судьбу слепая жестокость. Лишний раз напомнить обо всём этом посчитал своим долгом, принимая нас после экскурсии в своём кабинете, начальник колонии полковник Михаил Петров. Старые бараки давно разобраны, где-то дотягивает свой срок один-единственный, последний, и годится он теперь разве что под склад. Да ещё осталось с тех времён огромное бомбоубежище на тысячу душ – видели его краем глаза…


Промзона встречала нас индустриальным пейзажем с высоченной горой свежих опилок. Сюда на пилораму везут кругляк, идёт его разделка на доски, а столярка выдаёт конечную продукцию: фасады для кухонных гарнитуров, поддоны под кирпич для строек. Швейный цех выпускает спецодежду, есть цех гальваники, кузница. На волне рыночных реформ распалась испытанная десятилетиями плановой экономики связка «Завод – цех колонии» («Рыбинские моторы», к примеру, имели несколько таких цехов, выполнявших заводские заказы), позакрывались цеха и мастерские – со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями для промзоны. Начинать ей пришлось чуть ли не с нуля. Бюджетных денег на её развитие не хватает, надежда на инвесторов, а им, несмотря на дешёвую рабочую силу выгоднее вкладываться где-нибудь на свободе – в стиле блиц даёт комментарий к проблеме Хасиев. В штабе колонии, к слову, относятся к нему не как к инспектирующему лицу, и не просто как к представителю общественности – как к партнёру и помощнику, а иногда и посреднику между промзоной и инвесторами (читайте интервью с ним «Наблюдатель даёт совет и помогает делом» в предыдущем номере нашего журнала).

На крыльце кирпичной двухэтажки профучилища, обсаженной с фасада молодым соснячком, встречал гостей начальник училища выпускник физмата Ярославского госуниверситета Сергей Новиков. Пока ходим по мастерским и классам для теоретических занятий, Сергей Борисович успевает популярно разъяснить гостям, что к чему в этих стенах. Училище многопрофильное, подготовка идёт в объёме среднего профобразования силами шести мастеров и трёх преподавателей, по широкому кругу специальностей, от столяра, слесаря по ремонту автомобилей и наладчика сварочного оборудования до швейника и кузнеца. Основной упор на кадры для обслуживания теплоузла, электросетей, всего коммунального хозяйства колонии и «на вырост» - по данным центра занятости, с учётом запросов рынка труда, чтобы освободившиеся сходу знали, к чему приложить руки.

Ну а трудности училища видны невооружённым глазом, впрочем, их никто здесь и не скрывает:

- Новейшей цифровой техники вы здесь не найдёте, все станки в зрелом возрасте, самый молодой – 1985 года выпуска. Необходимо догонять жизнь, недавно подали очередную заявку на обновление учебной базы, - говорит Новиков. Впрочем, по его словам верой и правдой многие годы служит училищу и старая техника. За пару последних лет кто-то успел получить по две специальности, на зачисление в группы по самым востребованным профессиям – очередь.

В медсанчасти нам показывают кабинеты для амбулаторных приёмов, процедурный, флюорографии, стоматологии, стационар на полтора десятка коек. Успеваем заметить, что подготовку к зиме в МСЧ начали заблаговременно: температура на дворе плюсовая, а в каждой палате стационара наготове обогреватель.

- Лечим всё, от насморка до инфаркта,- непринуждённо осваивается в роли гида начальник медсанчасти, питомец Ярославской медакадемии 1998 года выпуска Антон Грачёв. – Понемногу обновляем оборудование. Допустим, такому вот тонометру для проверки давления вполне могут позавидовать мои коллеги в Ярославле и Рыбинске. А вот квалифицированных кадров, как и повсюду в медицине, не хватает, особенно остро нуждаемся в окулисте, специалистах по УЗИ.

Из медсанчасти шли мы на запах поджаристой корочки, такой неожиданный для промзоны. Здешняя мини-пекарня (на крыльце там – чистые половики) выдаёт ржаного хлебушка и пшеничной выпечки до восьмисот килограмм за ночь. Тёплый дух пекарни сопровождал нас и в столовой, куда гости пришли на долгожданную встречу со своими родичами – то было для всех главным событием дня. Для них не просто накрыли чайный стол с пирогами и ватрушками - устроили им настоящий праздник, дали целый концерт силами заключённых. Мы же посчитали правильным оставить гостей тет а тет со своими близкими. Любопытства ради поинтересовавшись, что же для поднятия настроения слушателей поют местные любимцы публики ( а начал ансамбль с жизнеутверждающего ретро - всем известной песни Юрия Антонова «Мечты сбываются»), мы с Хасиевым тоже отправились на чаепитие. Куда? А через дорожку в мечеть – лидера ассамблеи ждали там как самого дорогого гостя. Актив ассамблеи вложил сюда немало сил и спонсорских денег, недавно мечеть вместе с благоустроенным сквером принимал «под ключ» начальник УФСИН по Ярославской области полковник Сергей Доронин.

Здесь чисто, нарядно, современная вентиляция, ковры, пол с подогревом, здесь молятся, как и заведено у мусульман, сняв у входа обувь.

- Это лучшее место, чтобы почувствовать свет в душе, - приветствует нас имам-хатаб Рамзан Дудуркаев и спешит поделиться хорошими новостями. - На пятничных молитвах бывает здесь человек семьдесят – восемьдесят, а на празднике всех мусульман Курбан-байрам 15 октября было, наверное, вдвое больше, наша одноэтажная мечеть едва вместила всех, кто пришёл.

Для тех, кто приобщаться к исламу только начинает, в мечети открыт класс воскресной школы. Вместо классной доски – телемонитор, собран фонд видеозаписей с проповедями, записанными в разных соборных мечетях, в том числе и ярославской. Заметив, что мы рассматриваем на дисках штабную печать, заверенную подписью замначальника колонии по воспитательной работе, имам не стал дожидаться неудобных вопросов и сразу весьма тактично объяснил:

- Печать означает только то, что в этих записях нет никакого экстремизма.

Дело было как раз в пятницу, прихожане собирались к намазу, и нам удалось поговорить с одним из тех, кто принял ислам уже в колонии.

- С верой легче жить,- слушаем двадцатипятилетнего Рустама.- Учусь смирять себя, прощать, терпеливо сносить всё, чего заслужил за грехи. Стал дорожить простыми вещами, о чём раньше я только в книжках читал, не воспринимая их как жизненные ценности: семья, друзья, любовь, вера, свобода.

«Место активного отдыха» - так не мудрствуя лукаво назвал вкупе с мечетью подворье православного храма Рождества Пресвятой Богородицы начальник колонии. Тут уж Михаил Валентинович крепко взял инициативу в свои руки и больше никому её не уступил до самого конца родительского дня. Первым делом дал понять, что две конфессии здесь не просто мирно сосуществуют, они помогают друг другу на строительных площадках, без лишних слов похвалил их: «Молодцы!». А начиналось всё в середине 90-х , с с закладки часовни по благословению архиепископа Михея – после обращения в епархию православной общины колонии владыка дал добро на сие богоугодное дело. Теперь на месте часовни, чей фундамент в недобрый час дал трещину - большой храм, звонница с тутаевским колоколом, рядом пятиметровый поклонный крест с распятием, купель под навесом на расчищенных ключах забытого хозяйственного ледника. Сделано почти всё руками осуждённых (есть тут и вклад персонала ИК-2), от и до за счёт благотворительной помощи - на стройку не затрачено ни рубля бюджетных денег!

Осталось разобрать часовню, оказавшуюся внутри церкви, привести в порядок иконостас, поставить царские врата – иконописцы, как и резчики по дереву, в колонии - свои. Храм несмотря на стройку - действующий, по благословению архиепископа Кирилла и митрополита Пантелеймона службы чаще всего ведёт священник из Рыбинска протоиерей отец Василий. Духовная жизнь общины подробно описана в многостраничной летописи, хранящейся в штабе колонии. Одному из «летописцев» Илье Орлову полковник Петров выразил особое уважение – вызвав прямо в кабинет, представил его нам:

- Человек с таким внутренним зарядом на свободе не то что часовню – завод с нуля построит.

Орлов не просто летописец, он в одном лице и проектировщик, и подрядчик, и спонсор проекта, и что-то вроде главного инженера стройки. Это он придумал, как обновить часовню, превратить её в просторную Божью обитель, не прекращая служб. Освобождается Илья в марте будущего года, и он твёрдо обещает довести до конца задуманное, если даже придётся специально приезжать сюда с воли.

- Само слово «наказание» говорит о сути, но не о цели происходящего здесь,- даёт своё резюме к дню открытых дверей полковник Михаил Петров.- Цель, и надеюсь, это понятно всем, обозначена в самом названии колонии – «исправительная». Как в наших условиях добиться того, чтобы осужденный осознал свою вину, чтобы не ожесточился и, выйдя на волю, не наступил на старые грабли, сегодня мы и постарались показать тем, у кого это больше всех болит. Той же цели служит и сам родительский день. Важно, чтобы заключённые увидели, что дома их ждут, что они нужны своим семьям.

Безо всяких оговорок согласилась со словами Михаила Валентиновича и наша утренняя собеседница Ольга - выполнила обещание рассказать читателям журнала «Содружество культур» о своих впечатлениях от родительского дня:

- Не знаю, надолго ли, но запомнится многое из увиденного сегодня – и святое место с православным храмом, мечетью, купелью, то, как дружно шли мусульмане на пятничную молитву, и сама обстановка, в которой мы сегодня встречались с родственниками – так и хочется назвать её домашней. Запомнится и обещание начальника колонии открыть летнее кафе, чтобы мы общались на свиданиях нормально лицом к лицу, а не через стекло, как обычно. И конечно, оставил добрую память сам родительский день. Такого здесь не было никогда, и наверное всё, о чём я говорю, видно было по нашим лицам.

Юлиан Надеждин.

-      

 
Журнал № 18
Copyright © Корпорация. Работает на HostCMS